Любовь Юрия Олеши: девочка-кукла Суок, разбивающая сердца

Комментарии: 2

120 лет назад родился автор известной всему миру сказки «Три толстяка».


Дружочек, в котором «вся жизнь»

Историю о ловком канатоходце Тибуле, смелой и дерзкой девочке-кукле Суок, добром докторе Гаспаре и о тиранах-правителях — трех толстяках, которая была написана в 1924 году, знали все советские дети. Здесь и крутые повороты сюжета, и заманчивое «вдруг» едва ли не на каждой странице, трюки, погони и торжество Добра над Злом. И конечно же, полюбившиеся с первых строк главные герои с причудливыми именами, особое место среди которых занимала девочка-кукла по имени Суок. На придуманном Олешей «языке обездоленных» Суок означает «вся жизнь». И это неспроста: необычное имя на самом деле было фамилией девушки, которую писатель любил до конца своих дней.

С 16-летней Серафимой Суок молодой литератор познакомился в Одессе. Младшая из трех дочерей австрийского эмигранта, учителя музыки Густава Суока, не была классической красавицей, но живость, природное обаяние, грация и любовь ко всему сущему лучились в этой милой девушке. 20-летний Олеша влюбился безоглядно. Он называл ее «мой дружочек» — и именно так зовет в «Трех толстяках» гимнаст Тибул девочку Суок.

Скоро 17-летняя Сима стала жить вместе с Юрием. Однако их счастье с Ключиком, как называла писателя Суок, было недолгим. Не вдаваясь в объяснения и выяснения, Серафима выходит замуж за бухгалтера по прозвищу Мак, с которым она познакомилась на одном из поэтических вечеров. Тот был очарован девушкой и предложил не только руку и сердце, но и продуктовые карточки, к которым имел неограниченный доступ. Время было голодное, как от такого можно было отказаться? Симочка, ничуть не смущаясь, ушла от писателя к бухгалтеру. 

Ветреную возлюбленную Олеше вернул его друг — писатель Валентин Катаев. Он пошел к бухгалтеру домой и, не обращая внимания на его возмущенное мычание, потребовал от Симы немедленно вернуться к Ключику. Девушка как будто только и ждала этого. Как вспоминал Катаев, она обратилась к мужу со следующими словами: «Ты меня извини, дорогой. Мне очень перед тобой неловко, но ты сам понимаешь, наша любовь была ошибкой. Я люблю Ключика и должна к нему вернуться». Затем она прошествовала в недра квартиры, вернулась с двумя свертками продуктов и попросила Мака не сердиться на нее. 

Счастье опять накрыло теплым облаком Олешу. Он заглядывал в глаза Симочке, с замиранием сердца спрашивал: «Ты ведь мой дружочек?» — и, получив вместо ответа поцелуй, блаженно улыбался. Об истории с Маком вспоминали как о забавном приключении. Какая измена, ну что вы! Девочке ведь всего 18 лет. 


Две половинки его души

Впрочем, через несколько месяцев Сима снова ушла от Юры — на этот раз к поэту-акмеисту Владимиру Нарбуту, с которым уехала в Москву. Нарбут — брутальный, уверенный, очень взрослый, с героической биографией и хорошей зарплатой казался ей более подходящей кандидатурой в мужья. 

Это было второе предательство Симы, но Олеша по-прежнему хотел ее вернуть. Следом за беглянкой он поехал в Москву, несколько вечеров подряд стоял под окнами квартиры Нарбута и смотрел, как колышутся тени на занавесках. Улучив момент, когда поэт ушел из дома, он бросился к своему «дружочку»: давай все вернем! Олеша привез ее к Катаеву, который к тому времени тоже переехал в Москву, плакал и просил больше не оставлять его. Серафима тоже плакала, соглашаясь, что совершила необдуманный поступок. Однако счастливое воссоединение нарушил Нарбут: он пришел к Катаеву и пригрозил, что застрелится, если Сима к нему не вернется. Так Суок ушла от Олеши в третий раз.

Через год женой писателя все же станет девушка с фамилией Суок, но не Серафима, а средняя сестра семейства — Ольга. Сима же навсегда останется занозой в его сердце. Писатель никогда не скрывал этого. «Вы две половинки моей души», — признавался он Ольге, говоря о ней и ее сестре. 

Светлый образ Симы Суок остался в воображении писателя, именно с него он лепил героиню сказки «Три толстяка» — знаменитую куклу наследника Тутти, которая, с одной стороны, добрая и смелая циркачка, а с другой — бездушная механическая кукла. Очевидно, что сам автор сказки был влюблен в девочку-куклу. Это, кстати, единственный персонаж книги, у которого есть внутренний диалог. 

Загадка самой Серафимы была сродни загадке девочки-куклы Суок. Никто никогда не знал, какая из сторон ее двойственной натуры проявит себя в следующий раз — разрушающая злая сущность либо вдохновляющая живость, внушающая надежду. Она никого не оставляла равнодушным — судя по сохранившимся письмам, воспоминаниям, произведениям, Сима Суок занимала умы и эмоционально трогала всех людей, так или иначе с ней столкнувшихся. 

…В 1936 году Владимира Нарбута арестовали. Сама Сима не пошла на Лубянку узнавать о его судьбе — вместо нее туда отправилась ее старшая сестра Лидия. Она же и попала за свое заступничество в лагеря на 17 лет. А про Серафиму НКВД благополучно забывает. 

Фото: https://slavikap.livejournal.com


Не заживающая до самой смерти рана

Следующим мужем Симочки становится писатель Николай Харджиев, слывший нелюдимым и сторонящимся женщин. По воспоминаниям современников, Сима воспользовалась этим браком в 1941 году как возможностью уехать из Москвы в эвакуацию. В эвакуации она устраивается стенографисткой к известному классику Виктору Шкловскому, который вскоре ради нее уходит из семьи.

Писатель Владимир Огнев рассказывал, как молодым пришел к Шкловским. «Хозяин диктовал что-то стенографистке. Вдруг он снял рубашку, брюки. Остался в длинных носках на резинках, трусах, и это ничуть стенографистку не удивило. Она подала Шкловскому белую рубашку и парадный костюм. Было понятно, что у них особые отношения».

В столовой гость столкнулся с дочерью Шкловского, и волна стыда накатила на молодого человека. Добротный и обжитый дом рушился прямо на его глазах. Через несколько лет Огнев присутствовал при разводе Шкловских. Разводились тогда только в суде и с публикацией объявления в газетах. Хоть Виктор Борисович был подавлен, но о своем поступке не жалел. «Жена говорила мне, что я гениальный, а Сима — что я кудрявый», — говорил писатель. 

В судьбе Юрия Олеши все три сестры Суок оставили памятные метки: Лидия была супругой его друга, поэта Эдуарда Багрицкого, Ольга в роли жены жертвенно разделила всю выпавшую на его долю неприкаянность, а Серафима… Писатель Валентин Катаев назовет Олешу «до конца дней ушибленным прошлой любовью». За всю свою жизнь Юрий Карлович не скажет о Серафиме ни единого грубого слова, а свою болезненную привязанность к ней назовет самым прекрасным, что когда-либо с ним случалось.

Другое дело — Валентин Катаев, который в своих мемуарах «Алмазный мой венец» выставит «дружочка» похотливой и ищущей выгоды дамой. К счастью, Олеша до этого дня не дожил, к концу жизни он спился и умер в возрасте 61 года. Симочка же, прочитав мемуары, расплакалась при свидетелях: «Какая я была счастливая в семнадцать лет… Как любил меня Юра!» Через 22 года после смерти Ключика «дружочка» похоронят недалеко от него, на том же Новодевичьем кладбище в Москве. 

Источник: kp.ua

Оставьте ответ